Самые горячие роли в новой акции "Для Самых Нужных", по упрощенному шаблону анкеты. Очень сильно ждем Дакена, Мантис, Джека Флага, Дракса, Марию Хилл, Фила Колсона, Америку Чавез, Стивена Роджерса, Пьетро Максимова, Высшего Эволюционера, Сэма Уилсона, Скотта Саммерса и Таноса
Игровое время: сентябрь-октябрь 2015

03.03: Читаем обьявление, не проходим мимо!

26.02: Свежие Новости нашего форума. Обмываем новый дизайн и не забываем благодарить его автора :3

22.02: Важное объявление для всех игроков. Обязательно к прочтению! Незнание не освобождает от ответственности.

17.01: Голос админского общего разума взывает к вам.

17.12: ОЧЕНЬ ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ.

01.12: мы поздравляем всех с началом зимы, что принесла на наш форум перевод времени на следующий игровой месяц, новые 5 вечеров и глобальные события. Обо всём этом и кое-чем другом в своей рубрике бессменный Дроздов нашего форума - Чарльз Ксавье.

08.11: с вами снова Чарльз в нашей новостной рубрике и ещё одна приятная новость: победителем нашего конкурса стала Кэрол Денверс с постом от лица Джарвиса. Её ждет персональный приз и допрос в пяти вечерах, где каждый может поинтересоваться о чём-либо каверзном.
25.10: братюни, вашему вниманию свежее объявление от несравненного Чарльза, где он сообщает нам о переводе времени на июнь, напоминает про дэдлайн конкурса и рассказывает о флешмобе на Хеллоуин

Полярная ночь

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru
ВНИМАНИЕ! Новая акция: «Для Самых Нужных!» Чтобы присоединиться к братюням Марвел, нужно всего лишь заполнить упрощенный шаблон анкеты! Торопись, акция продлится только до 31 марта! Выбирай персонажа в теме «Нужные персонажи» и заполняй простейший шаблон анкеты!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Полярная ночь » Флэшбеки » Б***ь, говорящий олень!


Б***ь, говорящий олень!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дата: 10-13.10.2012
Место: дом Коллинза и окрестности
Действующие лица: Билл Коллинз, Хесус Фуэнтес
Краткое описание или картинка: Вот уж чего не ждешь, выходя на обход территории, так это того, что встретишь олененка, мать его, Бемби. Говорящего.

+1

2

— Не, ну ты подумай, старик, хуле он вылупается? - возмущался Бемби, шарахнув кружкой по столу в кабаке. — Прикинь, еще и заявил, что я пожалею. Грит, не знаю, с кем связался. Хмырь ебаный.
Приятель, рыжебородый Барбаросса, понимающе кивал, прихлебывая свое пиво. Еще б ему не понимать было - сам же пару раз присутствовал на разборках со Стю, торчком, постоянно не знающим, где достать денег на покрытие долга за наркоту.
Сегодня Хесус наконец уверовал в то, что со Стю он больше не встретится. Припугнули парня хорошо, денег выбили, лицо раскрасили. Не должен был сунуться снова. У них тут не благотворительность.
— Ладно, пошел я, - он допил в пару глотков пиво и поднялся с места. — Труба зовет.
Пора было идти крутить ночные сеансы нового "Паранормального явления". До работы добрался, фильм вовремя включил, пошел на улицу перекурить. Киношку эту с дня премьеры уже пару раз посмотрел, в очередной раз это было умереть как скучно.
Задымил, позевал, от холода плечами повел - курить вышел без куртки.
— Э, Бемби! - услышал он такой до омерзения знакомый голос Стю.
— Чувак, ты, блять, обкурился и смелый? - спросил он уже устало. Задолбался он с этим торчком, в конец задолбался.
Следом за Стю из-за угла вышло еще трое парней. Рожи в темноте он толком не рассмотрел. Ну вот какого хрена им надо было? Совсем страх потеряли?
Поинтересоваться Хесус не успел. Что там, он не успел даже охренеть. Гурьбой налетели, в солнышко прописали, по спине шарахнули, по почкам дали, скрутили и куда-то потащили. Только сигарета недокуренная осталась валяться перед черным входом в кинотеатр.
"Мне пиздец", - подумал парень, когда над ним уже захлопнули крышку багажника.
Мысли, пока он там трясся, шарахались от одной к другой. Понимал Бемби, что он Бемби, а не коммандос, способный сразу четверых одной левой раскидать по всем сторонам света, значит, надо было срочно придумывать, что вещать. Вместо придумывания, правда, лезло в голову "ебать, я ж Ампаро не позвонил, разревется, дурочка" и "вот найдут мой хладный труп, а у меня носки рваные".
Желудок подводило, к горлу подступал противный ком. Да черт, это же Стю, гребучий наркоман, который, чай, просто припугнуть решил! Сами чего только не практиковали на запугивание.
***
В лесу в одном свитерке было, мать его, холодно. Фуэнтеса вытащили из багажника, встряхнули, для острастки съездили по скуле. А потом вручили лопату и велели копать. Еше и ствол наставили, чтоб, видать, работа спорилась.
Хесус раскрыл было рот, чтобы выдать прочувствованную речь о добре, всепрощении, радуге и "а у меня дома такие колеса заныканы, себе держал, но тот мужик сверху призывал делиться", как Стю присоветовал одному из своих друзей-молодчиков заткнуть олененку чем-нибудь пасть, пока ныть не начал.
В пасть впихнули какую-то промасленную тряпку, замотали рот для надежности шарфом. Бемби промычал что-то немелодичное и начал копать. С чувством, с толком, с расстановкой. Просто потому что ни хрена он в руках ни разу лопату не держал.
Прикинул, что как бы не пытались его тут запугать, в штаны он не наложит, если должен сдохнуть сегодня, то... То пусть только вон тот жилистый подойдет поближе, уж он ему лопатой шандарахнет промеж глаз.
Стю начинал заметно нервничать. Копался Бемби долго, в лесу было холодно, а парняге не мешало бы чего принять.
— Хватит! - сипло рявкнул он. — Кончай его, Джо.
Джо, долговязый парень с выражением лица снулой рыбы, навел дуло пистолета на Хесуса.
"А я ведь не тот, я не воскресну", - пронеслась в голове мысль. Внутренности скрутило в что-то неразбирабельное. Наверное, в его гороскопе на сегодня все же значилось что-то вроде "рыбы плавают брюхом кверху".
— Не, Стю, я не могу. Может, ну его? Он итак уж пересрался.
Нервничавший Стю поозирался по сторонам, созвал, мать его, консилиум в стороночке. Хесус моментально понял, что не, сегодня его вряд ли будут убивать. Так и вышло. Стю вернулся, захватив с собой пушку Джо.
— Раздевайся, - сказал он.
Бемби вытаращил свои оленьи глаза. Это ж какого хрена собачьего с ним тут собираются делать? На холоде, в лесу, четыре парня и один он. Если б не смотрящее в рожу дуло пистолета, он бы, конечно, лопату по самый кончик черенка засадил этому треклятому наркоману да по самые гланды. Но тут инстинкт самосохранения. Хрена ли может сделать торчок с пистолетом?
Он выпустил лопату из рук. Медленно стянул с себя свитер, содрал с пасти шарф и вытащил тряпку. Сглотнул, глянул на Стю.
— Я бы не стал рисковать на твоем месте, Стю, - заявил он. — Мне тут недавно бывшая на хвосте донесла, что у нее СПИД нашли, а мне результаты тестов еще не пришли. Серьезно, парни, не рискуйте. Одной капли моей крови может быть достаточно...
— Ебало завали, а! - Стю нетерпеливо махнул рукой с зажатым пистолетом, мол, давай, парень, продолжай стриптиз.
Парень стянул с себя и штаны. К нему метнулся Джо, забрал шмотки. И... Ублюдки пошли к машине, а дальше уж и след их простыл.
Хесус остался в лесу один, в трусах и ботинках, с лопатой под ногами и недокопанной ямой. К такому повороту событий его жизнь еще не готовила.

+3

3

У всех свои ритуалы.
Первая сигарета с кофе, свежая газета, прогулка с собакой, пробежка с плеером, душ. Телефонный звонок. Отключенный будильник.
У Билла Коллинза утро начиналось за час до рассвета. Он просыпался под приглушенный стенами курятника живой будильник, выходил во двор, где его встречала троица собак. Они не прыгали вокруг, ластясь и виляя хвостами, прося ласки - порода не та. Поднимали головы, уши торчком - "вахту сдали, хозяин". Он опрокидывал на себя ведро холодной воды, вне зависимости от погоды. Возвращался в дом, растирался полотенцем, ставил на плиту чайник. Чистил зубы, сбривал щетину, привычно обходя лезвием опасной бритвы рубцы на щеках. Одевался. К этому времени чайник начинал свистеть, а петух орал второй раз.
Он завтракал - овсянка, варенные яйца, хлеб. Травяной чай, собранный в собственном саду: листься смородины, малины, мята и липовый цвет, насушенный с лета. Мыл тарелку, чашку, столовые приборы. К этому времени петух обычно орал в третий раз, а небо становилось бледно-серым.
Билл снова выходил во двор, открывал курятник и выпускал курей в загон. И только после снимал висящее на стене ружье и шел в лес, взяв с собой одного из псов.
Не на охоту, как можно было подумать: в этих лесах мало дичи, люди близко и выстрелы эхо далеко разносит. Нельзя близко с домом пачкать листву кровью, даже осенью - нельзя. На охоту он ходил дальше, пропадал на несколько дней, домой же приносил кроликов или пару волчьих шкур, и то - в сезон. Это был ритуал. Обойти лес на милю от дома, проверить свежие следы и убедиться, что нет незваных гостей. 
Сегодня с ним пошла Сигюн, младшая из стаи.
Утро выдалось хмурым и влажным. Дождевая взвесь в воздухе, легкий туман над недвижимой озёрной гладью.
Подумав, Билл накинул на плечи солдатский плащ-палатку, укрывая под ним старое ружье, натянул капюшон. Свистнул собаке.
Лес пестрел яркими осенними красками, пахло прелой листвой и мокрой землей. А еще было тихо - до поры до времени. Сигюн сделала стойку, навострив уши и вперивая взгляд куда-то меж дубов и сосен. Тонко заскулила - одним горлом. Слышалось в этом звуке - "можно я?".
- Тихо, - шепотом велел мужчина, отставив в сторону руку ладонью вниз. Собака послушно легла, продолжая всматриваться вперед.
Спустя несколько секунд и сам он заметил движение между стволами.
Шаги - неровные, вздевают листья.
Человек.
Билл вскинул ружье к плечу, щекой прислонился к холодному и покрытому мелкими каплями прикладу.
Из-за деревьев вышел парень. На вид - одногодок Мёрфи. Бледный до синевы от холода. И неудивительно - парень-то был в одних трусах и ботинках.
В этом лесу бывали разборки, это Билли знал. Но живых обычно не оставалось - все кормили червей, закопанные и щедро присыпанные многолетней листвой.
- Ты, блядь, кто? - спросил охотник, не опуская ружья.

Отредактировано Bill Collins (2013-02-20 21:28:33)

+3

4

Двигаться надо было по колее, оставленной машиной Стю и его товарищей. Или в ту сторону, откуда мох растет на деревьях, если колея потеряется. Наверное. Наличие направления не отменяло холодрыги. Это в теплой куртке, да с руками в карманах можно гулять было бы хоть сколько угодно. А тут не в трусы ж руки греть запихивать!
По первым минутам Хесус, ломанувшийся через лес за машиной, надеялся на то, что изуверы осознают свою ошибку, вернутся за ним. Как же. Нельзя было быть настолько наивным.
А потом зубы начали выстукивать морзянкой что-то очень матерное и не прерывающееся. Если тут где-то пряталась по лесам прослушка советских шпионов...
Хесус продрог так, что вариант с "упасть под дерево, свернуться калачиком, помереть, как цуцик" не казался ему самым худшим из возможных. Но он пробирался, как ему казалось, в сторону дороги, совершенно не думая о том, будут ли там другие машины и остановится ли кто подобрать голого парня, с равномерно синющей от холода кожей.
... и вылетел он прямо на дуло ружья.
Лес, мужик с ружьем да собачкой, и он, в одном исподнем.
На вопрос мужика он, стуча зубами, ответил честно, первое, что пришло в голову:
— Б-бемби.
Сначала взгляд к себе приковало дуло ружья. Олень он бесполезный, рогов не напилить, шкурку не выделать. А потом перевел взгляд на самого мужика. Точно не советский шпион. Зато живой, настоящий мужик, если Хесусу не глючилось с холодухи. Матушка, конечно, всякие старые байки травила про то, что в лесах не только волки да браконьеры водиться могут, но о чертовщине бы Хесус подумал в самую последнюю ночь.
Зубы начали стучать радостней и воодушевленней. А стоять, пританцовывая на одном месте, было холодней, чем целенаправленно двигаться к дороге.
— М-мистер, я тут... З-замерз.
Смотрел он, должно быть, очень замученно и жалобно, ситуация иного и не предполагала.

+1

5

Б-бемби, ну да, одно и видно.
Билл склонил голову к плечу, исподволь рассматривая парня. Татуировки на руках. Плавки с "веселым" принтом в виде совокупляющихся бегемотов. И очень несчастный взгляд больших, действительно почти оленьих глаз.
- Блядь. - изрек мужчина, не меняя мрачного выражения лица. - Говорящий олень. - и только после этого опустил ружье.
Кем был парнишка и что делал под утро в лесу в таком виде, Коллинз не спрашивал и спрашивать не собирался. Он знал, какие дела водились в Анкоридже, и считал, что это его не касается, пока ни одна из банд не переносит свой филиал в его лес без его ведома.
Билл скинул плащ, стянул и куртку, не выпуская из рук ружья. Куртку бросил парню, после - плащ. Ног голых не согреет, понятное дело, но хоть от ветра и мороси укроет.
- Пойдем. Тут в двадцати минутах мой дом. Отогреешься.

Дом оказался ровно в двадцати минутах, будь бы у парня часы - оценил бы. Одноэтажный и приземистый, из камня, с высокой покатой крышей. Собаки, кури, тихое ржание из продолговатого здания за домом.
Билл проводил лесную свою находку в большую комнату - судя по всему и кухню, и гостиную, и спальню в одном. Подбросил в камин дров, раздул угли.
Хозяин оказался не слишком разговорчивым. Вытащил из шкафа пару джинс, носков и теплую фланелевую клетчатую рубашку, молча положил на диван у камина, рядом с "найденышем", буркнул что-то вроде - "Вернусь" и пропал минут на десять, позволив Хесусу изучать окружающую обстановку: несколько чучел мелких животных, репродукции классических картин, дешевая бумага, выцветшие краски. Ручной работы деревянный стол и табуретки, полки с немногочисленными книгами. На накрытом замасленной клеенкой столе - газовая плита. Допотопный холодильник рядом. Кухонные полки. Присутствия женщины в доме не ощущалось, однако было вполне уютно - на свой, холостяцкий, манер.
Сам хозяин мелькнул в окне - вел в поводу коня, которого привязал к вбитому в землю крюку в паре десятков метров от дома. Вернулся, все так же не говоря ни слова, достал из холодильника пакет обычных колбасок "к пиву", разогрел на огне сковородку и через минуту комната уже наполнилась ароматом еды.
- Ты мясо ешь-то, Бемби? - вдруг решил почему-то уточнить мужчина, наконец соизволив посмотреть на парня.

+1

6

Мужика с ружьем ему, должно быть, послали какие-нибудь высшие силы. Встретить кого-то на рассвете, да в глухом лесу - сверхъестественное какое-то везение. А на куртку с плащом он чуть не стал молиться. От обморожения конечностей уже особо не спасало ничто, но он бы и душу тогда за свитерок какой заложил.
По дороге, все так же продолжая отстукивать зубами морзянку, парень рассмотрел внезапного спасителя. Выше его, наверное, почти на голову, в плечах шире, побитый сединой, со шрамами на лице. Суровый такой дядька, молчаливый.
Самому Хесусу показалось, что до дома они добирались целую вечность, зато сами мысли о том, что там, там! где-то рядом тепло, подстегивали и грели душу. Жаль, что только душу.
... а там, в доме - сущий рай на земле. Камин! Тепло! Шмотки! Глаза загорелись непередаваемой благодарностью. Пальцы, правда, с холода не гнулись, в выданной суровым добродетелем одежде Бемби пару раз запутался, натягивая ее на себя. Зато рукава у рубашки были длинными, руки можно было спрятать в них и отогревать.
Пока хозяин отсутствовал, Хесус, плюнув на все приличия, забрался с ногами на диван, съежился как воробей. Колотить пока не переставало.
Головой покрутил, осмотрелся, вперился взглядом в камин. Смотреть на него казалось даже теплей, чем просто так сидеть.
Молчал вернувшийся хозяин дома, молчал и сам Хесус, пока ему не задали вопрос. Не о том, кто вообще действительно такой, не о том, как оказался в лесу в одних трусах, нет. Про еду.
— Ага, я всеядный. И травку могу пощипать, и мясо подрать, - повернул голову, потянул носом.
Черт, а жрать действительно хотелось. И спать. Но вот со сном он собирался бороться - кой-какие понятия о вежливости у него имелись. Не хватало только засопеть тут прямо на чужом диване.
— Я, на самом деле, не часто так гуляю. Ну, то есть, вообще не, - повел плечами, его ж, блин, не спрашивали. — Мистер, у Вас сигарет не найдется?
Вроде, самую малость поотогрелся, ноги с дивана спустил, руки к камину протянул - догревать. Но на совсем хаметь и спрашивать "дядь, а чего покрепче чая не будет?" - это еще мерзлый был.

+2

7

Билл хмыкнул в усы, услышав про травку. Пощипать. Посмотрел бы он на этот номер.
Он отвлекся от брызгающих маслом на сковородке колбасок, взял с полки пачку крепкого кэмела, бросил парню, аккурат в руку метил - хватило бы ловкости поймать, ишь как дрожат руки. Видимо, не меньше часу по лесу его носило.
- Билл. - обронил он, будто между делом. "Мистер" ему не нравился. Напоминал о городе.
Мужчина переложил колбаски на тарелку, добавил порезанную толстыми ломтями булку. Ещё раз ухмыльнулся и добавил к "блюду" найденный в холодильнике тепличный огурец. Травка, значит.
Тарелку без лишних же слов вручил парню, которого мысленно уже прочно окрестил Олененком.
Два стакана с полки - чистые, даром, что не блестят. В один водки плеснул на два пальца, второй почти до краев наполнил. Сам пить не хотел, не любил это дело - по поводу какому, это да, это можно, а так, чтоб "для расслабления", как говорят - спасибо, лучше чаю. Но правила гостеприимства обязывали налить и себе - "я пью то же, что и ты. Не опасно".
Он протер руки полотенцем, поставил на плиту чайник и только тогда устроился у камина сам, закурил. Стакан с водкой вертел в пальцах, пить не спешил. Молчал, искоса только поглядывая, как "Бемби" ест.
- Я не буду спрашивать, что ты делал в лесу и кто тебя туда привез. - нарушил молчание Билл, когда счел, что парень утолил первый голод и способен уже более-менее адекватно реагировать на окружющую действительность. - Я не коп, мне твои байки не нужны. Всё, что меня интересует, это не пристрелят ли тебя, если вернешься в город. 
Билл не был из тех, кто искал благодарности за продиктованные совестью поступки. А ещё быть хоть сколько-то причастным к гибели незнакомого паренька не хотелось.
- Выпей. - он кивнул на стакан, почти доверху полный прозрачной жидкостью. - Водка, от знакомых русских. Не нюхай, залпом пей. Может, не заболеешь.
Сам глотнул из стакана, чуть поморщился.

+2

8

Сигаретам он обрадовался чуть ли не также сильно, как теплому дому. Билл уже казался не просто спасителем, а добрым Санта-Клаусом, даром, что сам он не Рудольф. Черт, да о нем же даже родная матушка не позаботилась бы лучше!
На еду он налетел, будто жратвы не видывал аж неделю. Горячее в желудок с такой холодрыги - да какая там, нахрен, манна небесная?
А то, что его еще и не расспрашивали, было вообще замечательно. В голове, правда, начинала строиться история о том, что сестренка его связалась с парнем-уголовником, который ее не уважает, как девушку да обижает страшно, а он, как благородный старший брат решил с ним поговорить по-мужски и в итоге оказался в багажнике. Типа, сам он - простой городской киномеханик, ни сном, ни духом, ни даже мизинцем правой ноги с криминалом не связан, не слышал, а татуировки, так то картинки просто классные, у кого их сейчас нет? Но, раз травить ничего не надо было, то и рта лишний раз раскрывать не стоило. Потому он только мотнул головой и подтвердил:
— Неа, не пристрелят, не должны.
А вот ебаный Стю действительно пожалеет о том, что никто не спустил там курок. Если еще не бежит на канадскую границу, то скоро точно будет передавать на том свете приветы хесусову бате. И дружки его ребер не досчитаются. Но то потом, когда он в город вернется. Тогда, конечно, живые будут завидовать мертвым, а сейчас ему стакан с водкой протягивали.
Как над головой Билла нимб не засветился - не ясно.
Стакан он осушил в несколько крупных глотков. Поморщился, рот ладонью прикрыл, чтобы обратно не просилось. От желудка разошлось тепло, парень вздрогнул уже не от холода. После такого прогрева схватить простуду было бы просто неприлично.
— А отсюда до города далеко? - спросил, важно. — Мне б, главное, до дороги, а там попутку.
Мозгов бы у Стю не хватило везти его совсем уж в глухомань, но вот в багажнике было не до подсчета времени, поворотов и колдобин. А может и хватило, хер его знает.
После еды и водки разморило еще больше, он снова подобрал ноги под себя, повел плечами, буркнул что-то про "вы не беспокойтесь, мис.. Билл, я еще чуть-чуть и готов выдвигаться, а там приеду, шмотки вам верну", спотыкаясь на словах и ощущая, что вообще-то у него горит все лицо, явно не к добру. Мысли тоже спотыкались друг о друга.
В сон он проваливался на чужом диване, не осознавая, что засыпает, прикрывая на минуточку глаза. И даже представиться по-человечески не додумался.

+2

9

- Чего и следовало ожидать. - вполголоса пробормотал Билл, когда понял, что Бемби вырубился. Отставил стакан с недопитой водкой, поднялся с дивана и коснулся ладонью горячего лба. Чего и следовало ожидать. Жар.
Он не торопился.
Снял с огня начинавший свистеть чайник, залил горячей водой кору ольхи и прямо в железной кружке, как была - снова на огонь.
Он открыл окна в бывшей комнате сына, смел пыль, вымел мусор и застелил постель. Пересыпанное лавандой от моли белье, вылинявшее из-за стирок - кометы и летающие тарелки. Убрал на полки стопку книг с прикроватной тумбочки, закрыл окно. Натопил печку, не жалея дров.
Парень был не из мелких, тяжеловат, но не настолько, чтобы Билл не смог перенести его на кровать в прогретую комнату. Поверх одеяла укрыл еще и шкурой, которой сам зимой укрывался.
Вернулся в комнату, прибрался, разбавил чай теплой водой, добавил ложку мёда. Отвар из ольхи горький. Зато отличное жаропонижающее.
Мужчина не считал себя матерью Терезой или кем-то вроде. Но раз уж притащил домой из лесу "зверька" - надо выхаживать. Мы в ответе за тех, кого вовремя не послали, как говорится.

Выхаживал. Безжалостно будил валяющегося в горячечном бреду парня трижды в день, чтобы напоить бульоном и очередным каким-то травяным настоем и сунуть в зубы ложку мёда "от горла". Кивал в ответ на заверения, что Бемби уже почти оклемался и вот-вот уйдет, прямо сегодня, уже, честно. Кивал и провожал обратно из ванной в спальню. Обязательно пойдешь домой, всенепременно, прямо сейчас, хорошо, давай, вот, ложись, укрывайся, спи, блядь. Полезно.
Появление гостя не нарушило привычного графика существования. Разве что собаки переселились в дом, на случай если малой проснется в отсутствие хозяина и решит пешком уйти. Не выпустили бы - приучены в дом пускать, но не выпускать без хозяйского позволения.
На третий день Бемби пошел на поправку. С утра жар спал - Билл проверил, прежде, чем уйти на рассветный свой обход. Вернувшись, стал готовить яичницу с беконом, и не оглядываясь, знал, что на сей раз Бемби к завтраку выйдет. Пошатываясь и держась за стенку, на ногах, дрожащих как у настоящего новорожденного олененка, но выйдет.
- До дивана сам дойдешь? - поинтересовался Билл, через плечо глянув на парня.

+2

10

Два дня - как в тумане. Хесус выпал из реальности и помнил их только очень и очень обрывочно. Помнил, как порывался домой, помнил горьчащий травяной чай, помнил, как потребовал хотя бы выдать ему телефон на позвонить сестре. Номера попутал, позвонил одному из ребят. Помнил, как говорил в трубку, "тьфу, блять, какая поставка, я сейчас не в городе". Рисковать и путать снова не стал, решил, что перед Ампаро, если та вдруг заметит пропажу брата, чего-нибудь мучного на уши навешает.
Помнил отрывками сны. Тут вот, кажется, снилось, как в футбольный мяч его с пацанами раскатывает по травке, а тут вот он кого-то бил мечом в ножнах, что-то там приговаривая, а может и вовсе не было ничего.
Что там он мог болтать в горячечном бреду, Бемби даже не силился представить.
А запомнился сон только один, как раз тот, что приснился перед тем, как из головы прогнался туман. Реалистичный до жути. Там женщина была. Темно, та же самая комната, которую он, кажется, только по сну и запомнил, лица не рассмотрел. В синем платье, в меховом жилете, с косой толстенной. Женщина пела. Мелодично, убаюкивающе. Слов не разобрал, может, вовсе язык песни не был ему знаком. Она пела, пела... А потом коснулась рукой его лба. Холодной рукой, такой холодной только тетке с косой хватать за горло.
Проснувшись, Хесус мог бы во всех деталях сон расписать. Даже подумал, что и не снилось ему это вовсе, что действительно сидела с ним какая-то женщина. Не, ну а что? Билл же, хоть и отшельник явный, но тоже мужик.
С кровати поднялся сам, пошел, хватаясь за стену, на запах еды. Слабость - по всему телу, но в башке, кажись, прояснилось.
Присутствия женщины в доме по первому взгляду не наблюдалось. Но до того ж реалистичный сон был!..
Снова попросил телефон. Надо было поиметь в кой-то веки совесть и позвонить на работу. Сиплым, но уверенным голосом сообщил, что он, де, конечно, скотина, но свалила его горячка, не помнит, как до дому добрался, отработает все, только на ноги полноценно встанет.
А за завтраком и голос прорезался.
— Я хлопот вам, наверное, доставил уйму, да? Может, я это, пользу какую в благодарность принесу? Дров там поколоть могу. Скорей всего могу, я только в кино видел, как их колют. Хотя, мне матушка раньше постоянно говорила, что, мол, руки у тебя, Хесус, не из жопы растут, шел бы ими работать, раз на голову слабоват. То есть, это она так говорила, подразумевала, что оболтус, а не тупица.
На ногах едва стоял, но язык-то помнил, что он обычно помелом подхалтуривает. Да и молчать было немного неловко, после всех доставленных им неудобств.
— А вы один живете? - вспомнил снова про ту женщину, не зная, из сна она к нему петь приходила или из реальности.
И вот тогда, доедая яичницу, Бемби понял, что не просто от холода его Билл спас и выходил, он его от смерти от обморожения уберег. Черт знает, сколько бы он еще там по лесу гулял.

+2

11

Хесус, значит.
Нет, "Бемби" ему шло определенно больше, чем собственное имя.
Мужчина приподнял брови, глядя на Бемби-Хесуса, искривил рот в саркастической ухмылке.
- Если бы ты мешал, то проснулся бы в больнице, - заметил Билл. - Или где-нибудь ещё. - чуть подумав, добавил он. Нечего пацану думать, что он тут добрый дедушка-лесник. Во-первых не дедушка пока, а во-вторых нихрена не добрый. Знал бы, олененок, сколько секретов хранят здешние леса и "мистер Билл" в частности - пошел бы тогда голышом до трассы. Даже побежал бы. Не знает и хорошо, спать крепче будет.
Болтовня Бемби не напрягала. Охотник слушал, ухмылялся, молчал. Словесный поток не требовал даже минимальной отдачи в виде "ну-ну" и "продолжай, пожалуйста". Трещит себе и трещит, голос приятный, пусть продолжает.
Как только ухитряется и языком чесать, и завтракать?
- Один живу, - дернул щекой Коллинз. - Теперь уже один. Спал ты в комнате сына, его же рубашка на тебе.
Он думал добавить, с затаенной гордостью, что сын у него высокий, и рубашка эта старая, давно парню мала, но передумал. Оно пацану надо - о чужих детях слушать, покуда своих не завел и не выростил?
О женах (не смотря на отсутствие колец и свадьбы он не мог воспринимать Кэтрин как просто женщину из прошлого - жена, вторая) Билл вспомнил, конечно. Но и об этом зачем вслух? Дела дней давно минувших, двадцать два года со смерти Эмили, десять - со смерти Кэтрин. Хоть и помнил оба дня, будто вчера все было.
- Фотографии нашел, поди.  - вдруг догадался Билл. Или подумал, что догадался. В комнате сына семейный фотоальбом, кажется, и хранился, Хесус вполне мог проснуться, заскучать и взять с полки просмотреть.

+2

12

Твердую уверенность в том, что Билл - отличный мужик, добрейшей души человек и вообще, и вообще, было уже не перебить ни общей молчаливостью, ни суровым взглядом, ни подпольной швейной фабрикой, использующей рабский труд китайских детей. Сам знал, что внешнее впечатление какое угодно создать можно при желании, а то, что там, под шкуркой, считается по поступкам. Житейская мудрость, прививается на интуитивном.
Хотя, может, Биллу самому тут было одному так скучно жить, что Бемби ему пришелся очень вовремя и разнообразил существование? Скромности, конечно, ему не занимать было.
Он прикусил язык, понимая, что лучше трепаться на отстраненные темы, чем лезть с расспросами к человеку, который сам ни о чем не спрашивает. Тут даже не в вежливости дело. Тут в голове наметились определенные условия игры. Не говорить о своей жизни, не спрашивать о чужой.
— Фотографии? Не, не находил. Просто подумалось, что... А, ерунда, какой херни не наснится в горячке, верно? - отмахивался он скорее от собственных мыслей, нежели от чего-то еще.
После завтрака Бемби поспешил задымить помещение. Здоровье еще не восстановил, но начать портить - святое дело.
Он шмыгал носом, уже внимательнее рассматривая обстановку дома. Нет, точно, следов присутствия женщины не наблюдалось. Да и ему какое дело?
— Ерунда, - повторил.
Говорил о том, что его действительно можно пнуть на полезное дело, не просто так же провалялся, даже коровы дают молоко только после того, как их накормят сеном. В совершенный альтруизм, не тогда когда "брат за брата", ему верилось с огромным трудом. Добро не должно было остаться безнаказанным.
— Вам от меня теперь так просто не отделаться, - улыбался во все тридцать два Бемби.
Болтал еще о собаках, спрашивал, как зовут и можно ли погладить. Сетовал на то, что на работе ему вставят по самое не балуйся. Еще припоминал какой-то фильм, где парня со сломанными ногами в лесу на горнолыжном курорте растаскивали по кусочкам волки. О волках, кстати, тоже спрашивал.
Хесус чувствовал, что вот теперь, теперь он действительно готов отправляться в сторону города, отсыпаться уже в собственной постели. Там еще неоконченных дел была прорва. Непозволительная роскошь и дальше обременять хозяина, покуда придурок, его в этот лес привезший, может схорониться так, что не найти и инопланетным шпионам.
Стоило признать, что тут, в этом доме в лесу, он неплохо так пригрелся. Дышалось проще, чем на своей территории. Свежий воздух, наверное, тому виной. И чувство благодарности перед хозяином дома. Хесус не привык препарировать внутренние ощущения.

+2

13

Он жил один, верно. Но одиноким себя не ощущал. Рядом чувствовалось присутствие - хорошее, успокаивающее. Лес, должно быть, так влияет. Подчас мужчина ловил себя на том, что говорит с кем-то вслух, но не так ни разу и не смог понять, к кому же обращается - "схожу в лес", "погодка отличная" или "дождь будет, надо на чердаке окна закрыть".
Чего только в горячечном бреду не привидится? Это точно. Но у самого Билла галлюцинаций, видений и странных снов не было. Последних почти тридцать лет - не было, а в родной Ирландии то уже и не считается, давно слишком, он уже больше на Аляске прожил, чем на острове, тут дом. Ерунда, говорит. Значит, ерунда.
- Не отделаться так не отделаться, - со вздохом согласился Коллинз. - Хочется отплатить добром за добро? Чтож, отплатишь. Не сейчас только. Я оставлю за собой право попросить тебя об услуге. - он повел плечами, дернул щекой, как будто тема была ему не слишком приятна. Взгляд, однако, был тяжелый. С таким, наверное, договор на душу подсовывают. - Не боись. Жизни взамен не попрошу. Денег тоже.
И никаких тебе "по рукам?". Не спрашивал - констатировал.

После завтрака Билл выдал парню свежую рубашку ("сыновья, ему мала давно. Меня видишь? Вот он выше. Не выделывайся, надевай, ты два дня в старой потел, мне-то похуй, но ввоз биологического оружия в город запрещен") вывел из гаража старый пикап ("подкину до города. Мне как раз туда надо").
Выезжали на грунтовую дорогу, превратившуюся в грязевое месиво после ночного дождя, Коллинз ругался, вдавливал педаль газа.
Черноволосая женщина в синем платье стояла на пороге дома и махала рукой вослед удаляющейся машине.

+2

14

Мыслями Хесус уже обретался в городе, прикидывал, где и как первым делом поймает суку. О том, что с полным соплей носом ему не следует из дома выходить минимум до следующего утра он, ясное дело, не задумывался. Жажда расплаты подстегивала лучше температуры.
Он устроился на переднем сиденьи, пристегнулся, как порядочный молодой человек, приготовился поведать о чем-то еще несомненно важном, что пришло в голову. И обернулся глянуть на момент на дом - как-то не до рассматривания пейзажей было, когда только его туда привели. Мысли из головы вылетели стремительно, на пороге стояла та самая женщина.
Повернулся, глянул в зеркало дальнего видения. Женщина все так же стояла на пороге.
Хесус немного охуел. Да не было ж в доме никаких баб, он бы запомнил! И с чего б вообще этой мадам к нему ночью приходить песни петь?
Вспомнилось, крутил у себя в кинотеатре ленту про мужика, который прятал в своем огроменном доме умалишенную жену и подкатывал к гувернантке своих детей. Классика, но книжку  Хесус не читал, имени мужика тоже не вспомнил бы - фильм просмотрел один раз, когда совсем нечего на работе было делать, не впечатлился. И тут пришло ассоциативное. Хрен его знает, может, прячет дядя в лесу женщину какую. А если прячет, и она не сбегает, значит, не просто так.
— А говорили, что один живете, - сказал он, уже проассоциировав, когда дом скрылся за деревьями. — Мне-то че, я не лезу, никому не скажу.
Желание чесать языком как-то в момент пропало, практически всю оставшуюся дорогу до города Бемби молчал, глядя в окно перед собой.
Думал о том, что да ну его нафиг, действительно лезть в чужую жизнь, расспрашивать, узнавать. Любопытно, конечно, но не до такой степени, чтобы играться в Ненси Дрю. У всех есть свои скелеты по углам, а уж у живущего в глухомани мужика их, наверное, полно должно быть.
Дорогу он запоминал. Точнее, думал, что запоминает. Потом уже зуб мог бы дать, что ни в жисть не найдет нужный поворот, когда решит, как обещал, вернуться и завести одежду.
У самого подъезда к городу чуть не задремал, но признав местность, оживился, заерзал на месте. Правда, выкинуть из головы эпизод с этой странной мадам так и не вышло.

+1


Вы здесь » Полярная ночь » Флэшбеки » Б***ь, говорящий олень!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC